Подписка
  1. Журнал абитуриентам
  2. Люди и мнения

Что делать, если столкнулся с буллингом — травлей в школе

Объясняют эксперты Лаборатории профилактики асоциального поведения Института образования НИУ ВШЭ.

Что делать, если столкнулся с буллингом — травлей в школе

В опросе PISA 2018 года около 23% школьников в среднем по странам ОЭСР сообщили, что над ними издеваются их одноклассники — по крайней мере, несколько раз в месяц. В России показатель буллинга (травли в школах) один из самых высоких в мире — 37%. В Европе этот показатель ниже, во многих странах даже приняты законы по борьбе с буллингом. Больше, чем в России, от травли в школах страдают в Филиппинах, в Брунее, Марокко и Доминикане.

Буллинг — остросоциальная проблема, о которой нельзя молчать. Что способствует появлению жертв и агрессоров, как с этим бороться и где искать помощи — об этом мы поговорили с Марией Александровной Новиковой, кандидатом психологических наук, научным сотрудником Лаборатории профилактики асоциального поведения Института образования НИУ ВШЭ.

Каковы, на ваш взгляд, причины буллинга?

Важно понимать, что буллинг отличается от агрессии. Во-первых, нападают на того, кому трудно себя защитить, часто — на того, кто чем-то отличается от остальных. Во-вторых, нападают неоднократно (или грозятся повторить). На жертву воздействуют эмоционально или физически с целью разрушить ее социальные связи.

Буллинг появляется из-за потребности повысить или сохранить статус в социальной группе, будь то школа, университет или детский сад. Поэтому одна из главных причин буллинга — наличие группы, в которой проявление силы, насилия по отношению к более слабому, считается «крутым» и одобряемым. В первую очередь агрессору важно произвести впечатление на наблюдателей: именно они должны одобрить его поступки. Нет свидетелей — нет буллинга, а есть просто конфликт.

Но есть и другие факторы: стиль воспитания в семье, отношения с родителями, особенности школьного климата, а также характер самого ребенка. Все это вносит свой вклад.

Буллинг — это новое явление современного мира или оно существовало давно, просто открыто о нем начали говорить только сейчас?

Буллинг существовал всегда, но, действительно, только сейчас о нем заговорили открыто, потому что общество становится более гуманным, уровень психологической культуры растет.

Первыми в медийном пространстве о травле громко заявили родители. В школах пока о буллинге говорят меньше, чем нужно. Сами ученики чаще делятся переживаниями друг с другом или рассказывают о них на приеме у специалиста.

Ученые — психологи, социологи, педагоги — уже давно работают в этом направлении. Первая масштабная национальная программа по исследованию буллинга появилась в Норвегии три десятилетия назад после суицида нескольких школьников, страдавших от травли.

С буллингом можно столкнуться только в школе или в других учреждениях тоже — в детских садах, университетах?

Столкнуться с ним можно не только в школе. В последние годы мы все чаще слышим о буллинге среди студентов: это тревожный сигнал, он требует изучения и новых исследований.

Связан ли буллинг с успеваемостью?

Связан, но особым образом. Чаще всего страдают отличники: если в коллективе успеваемость низкая, велик шанс, что «ботаников» будут травить, особенно, если учителя постоянно ставят их в пример остальным.

Согласно исследованиям нашей лаборатории, в современной России жертвами и агрессорами чаще становятся дети с низкой успеваемостью. Правда, здесь пока не идет речь о причинно-следственной связи. Есть вероятность, что часть детей начинает хуже учиться именно в результате травли.

Есть ли в самой школьной системе то, что порождает буллинг? Можно ли это устранить и как?

Есть «школьные факторы», повышающие риск травли. Взрослые в школе не всегда умеют распознавать буллинг, не всегда понимают, как с ним работать. Поэтому дети-жертвы знают, что на помощь им не придут. А агрессоры пользуются тем, что на их поведение никак не отреагируют.

Кроме того, нет единой системы правил, и последствия нарушений для всех учеников разные. Так, у учителей могут быть «любимчики», кого-то из учеников они могут бояться, а кому-то позволять больше, чем другим.

Все это приводит к тому, что между учениками и учителями нет уважительного отношения, а скука, безразличие и невовлеченность в учебный процесс еще больше ухудшают ситуацию.

Чтобы предотвратить буллинг, в школах нужно регулярно проводить исследования, просветительскую работу с родителями и обучение сотрудников.

Сегодня есть три крупнейшие международные программы по борьбе с буллингом — норвежская, финская и американская. А как обстоит дело в России?

В России долгое время не говорили о том, как решать психологические проблемы учащихся. Даже работа школьных психологов была во многом формальной и носила диагностический характер. Что уж говорить о финансировании и кадровой подготовке? К сожалению, несмотря на то, что буллинг стали активнее обсуждать в сети, сегодня в высших учебных заведениях школьных психологов по-прежнему не учат специальным методам борьбы с буллингом. Так что пока ситуация в России оставляет желать лучшего.

Если нет национальной программы, где в России говорят о буллинге, как приходят к решению этой проблемы?

Сегодня работу по борьбе с буллингом проводят общественные организации, благотворительные фонды, музеи, психологи, педагоги и сами родители. Отдельные коллективы делают научные разработки. Например, наша лаборатория провела два массовых опроса школьников, родителей, педагогов из разных регионов страны. Результаты проведенного исследования будут также представлены на Московском международном салоне образования 26 — 29 апреля. На основе полученных результатов были написаны научные статьи и учебные пособия.

Мы подготовили три отдельных пособия: для родителей, для школьников (средняя и старшая школа) и для школы (с отдельными разделами для учителей, школьных психологов и администрации). В них мы рассказываем, как понять, что ребенок подвергается буллингу или, наоборот, является агрессором, как правильно вести себя родителям с детьми, что они со своей стороны могут сделать, чтобы снизить риск буллинга.

Учителям мы показываем, как разговаривать с жертвой и агрессором, каких ошибок допускать нельзя, чтобы не ухудшить ситуацию. Психологам приводим примеры и диагностики групповых занятий. Для администрации предлагаем 10 шагов, которые помогут сократить вероятность буллинга в школе. Пособия можно посмотреть по ссылке.

Как бороться с буллингом — нужно бороться с «симптомами» или лечить «болезнь»?

Все зависит от того, где находится корень проблемы. В обществе, в котором господствует «культура силы», буллинг будет существовать как отражение самих принципов общественных отношений. Но если мы будем учить детей общаться, отстаивать личные границы без агрессии, решать конфликты конструктивно, мы как бы проведем профилактику: не просто вылечим симптомы, а воспитаем людей, для которых буллинг не будет являться способом заявить о себе.

Можно ли измерить эффективность программы по борьбе с буллингом?

Можно, и это делают уже пару десятилетий. Для этого нужно понимать, какие факторы — психологическое состояние, успеваемость, удовлетворенность школьным климатом — для нас важны, на какие из них действует программа. Определять показатели нужно до и после проведения программы. Обычно это делается с помощью лонгитюдных исследований (исследований, изучающих одну и ту же группу людей), хотя имеет место и сравнение между школами, определяющими, где программа работает и где — нет.

Что делать тем, кто столкнулся с буллингом: ребенку, родителям, педагогам, администрации школы?

Лучшее, что могут сделать родители — построить такие отношения с ребенком, чтобы в случае буллинга он без сомнения им об этом рассказал. Жертва должна не молчать, а обратиться ко взрослым, по возможности отстраниться от обидчиков и не отвечать на агрессию.

В разговоре с ребенком родителям нужно сделать акцент на том, что они на его стороне — не стыдить, не винить, поговорить с классным руководителем, если понадобится — с администрацией. Уточнить, какие меры будет принимать школа и в какие сроки это будет сделано. При этом нужно постараться начать сотрудничество со школой, а не вступать с ней в конфликт.

Школе, столкнувшейся с этим явлением, следует обучать сотрудников диагностике и другим психологическим методам; проводить мониторинг распространенности буллинга, создать антибуллинговую команду, в которую войдут педагоги, психологи, дети, фиксировать случаи буллинга и отслеживать работу по ним, работать над улучшением школьного климата и стараться предотвратить «выгорание» учителей.

При этом важно, чтобы ни семья, ни школа не оставались наедине с проблемами. На региональном и национальном уровне надо поддерживать программы профилактики и противодействия буллингу. Должны быть созданы возможности для доступа семей к консультационным сервисам, школ — к программам и инструментам диагностики и помощи, а в программы подготовки педагогов нужно внести корректировки.

На Московском международном cалоне образования — 2020 будут представлены современные программы профилактики и помощи семьям, детям и школам, реализуемые государственными и общественными организациями. Мы обсудим условия их доступности, распространения, роли сторон в успешной реализации, ориентиры в оценке эффективности. Попытаемся найти ответы на вопросы: что необходимо для построения национальной стратегии противодействия буллингу; как обеспечить консолидацию и координацию усилий всех вовлеченных организаций, выстроить механизмы поддержки их активности, развернуть программы подготовки кадров и просветительской работы.

Текст подготовлен по материалам Лаборатории профилактики асоциального поведения Института образования НИУ ВШЭ

17.03.2020 -

Подписка

на новостные ленты в VK, FB, OK, Яндекс Дзен или на почтовую рассылку

Подписаться в соц.сетях

Подписка

на новостные ленты в VK, FB, OK, Яндекс Дзен или на почтовую рассылку

Подписаться в соц.сетях