Подписка
  1. Журнал абитуриентам
  2. Люди и мнения

МГИМО без ЕГЭ: как раньше дети поступали в топовый вуз

Три репетитора, два года, шесть сочинений каждую неделю.

МГИМО без ЕГЭ: как раньше дети поступали в топовый вуз

ЕГЭ стал обязательным всего 10 лет назад — в 2009 году. Многие из те, кому сейчас нет 30, его не сдавали. И. о. главного редактора «Поступи Онлайн» Наталия Киеня рассказывает свою историю поступления в МГИМО, на факультет международной журналистики.

Два года подготовки

Я решила пойти в МГИМО, потому что хотела выучить языки. В начале 2000-х интернет еще не был так развит, а об онлайн-переводчиках никто даже не мечтал. Я понимала, что иностранный язык — это гарантия, что у меня всегда будет хлеб, и я смогу работать не только журналистом, но и переводчиком или педагогом.

В МГИМО каждый студент учит не один язык, а целых два (иногда даже три или больше, но эти курсы уже платные). Кроме того, здание вуза было уютным, в хорошем состоянии, — в отличие от здания филфака МГУ, которое меня напугало. Так что в 9 классе я решила поступать на международную журналистику.

В 2000 году школа не готовила к поступлению в такие вузы, как МГИМО. Как, впрочем, не готовит и сегодня. Чтобы поступить в этот вуз, нужно было ходить к репетиторам. Они за два года могли подготовить школьника ко вступительным экзаменам — и к самой учебе на 1 курсе. Ведь нагрузка на первокурсников уже тогда была очень большой. Ничего общего с расслабленной школьной атмосферой.

Три репетитора

Чтобы поступить на факультет журналистики, мне предстояло сдать три экзамена:

  • испанский язык,
  • литература и русский язык,
  • творческий конкурс.

Чтобы получить шанс их сдать, пришлось найти трех репетиторов. Все они специализировались на подготовке к поступлению в МГИМО и были связаны с ним. Репетиторством в этом вузе всегда занимались бывшие или нынешние преподаватели. Занятия были дорогими, но не запредельно.

Уроки испанского и подготовка к творческом конкурсу оказались не слишком сложными: испанский я уже неплохо знала, а на творческом конкурсе необходимо было, по сути, просто показать навыки аналитического мышления, написав эссе на актуальную тему без орфографических, пунктуационных и стилистических ошибок.

Преподаватель по эссе «посмотрела» меня и сказала, что заниматься дополнительно нет нужды, но я боялась экзаменов и не хотела рисковать. Она оказалась большим альтруистом: отказывалась брать за уроки деньги и уверяла, что я «готовый журналист» (это было, разумеется, не так). Мне приходилось вкладывать купюры в книги, которые репетитор давала мне в качестве домашнего задания после каждого урока. Надеюсь, она в конечном итоге нашла эти деньги.

Шесть сочинений в неделю

Самой тяжелой оказалась подготовка по русскому и литературе. На первом занятии репетитор рассказала мне, что на экзамене нужно будет написать три сочинения по литературе. Проверять должны были и орфографию/пунктуацию и стилистическую/смысловую часть. Чтобы пройти это испытание, надо было действительно уметь писать. В школе такому глубокому литературоведческому анализу никто нас, конечно, не учил.

Я занималась с репетитором по литературе по воскресеньям — ездила к ней домой. Помню, что у нее был жуткий злобный персидский кот, который очень меня пугал. Я боялась, что он вцепится в мою ногу под столом, особенно если преподаватель почему-то выходила из комнаты ненадолго, и мы с котом оставались наедине.

Каждую неделю я писала для нее шесть сочинений: по одному в день, — в качестве домашнего задания. Потом на уроке мы разбирали предыдущую «домашку», брали новую тему — педагог мне все объясняла — отвечали на вопросы, я делала конспект. Иногда мы также занимались русским, чтобы подтянуть его.

Я писала сочинения на простых нелинованных листах А4 с полями с одной стороны. Именно так предстояло делать на экзамене. Работ было так много, что в итоге я научилась делать их сразу начисто, без черновика, то есть без исправлений. Однако целиком школьную программу мы с репетитором взять не успели — остановились на Серебряном веке. Потому что повторяли все с самого начала — то есть с Карамзина. Впрочем, возможно, и «Слово о полку Игореве» там тоже было.

Сложный экзамен

Как любой школьник, я очень сильно нервничала перед поступлением. Я перестала спать и есть, не могла думать ни о чем другом. Однако когда нас впустили в здание МГИМО, рассадили в аудитории и представили нам темы сочинения на большом экране, у меня душа ушла в пятки. Несмотря на всю мою подготовку, из шести тем мне были знакомы только три.

Я должна была написать три сочинения за время экзамена, так что выбора по сути не было. Хорошо помню, как после его окончания вышла к маме и сказала: «Не ругай меня, если я не поступлю». Я была уверена, что все завалила, несмотря на весь свой рабский труд.

Конкурс на факультете международной журналистики в МГИМО тогда составлял шесть человек на место. В 2019 году в среднем по вузу он оказался немногим выше: восемь человек на место. Испанский я сдала хорошо, творческий конкурс — тоже, а литературу — неплохо. У меня были шансы, и я быстро поняла, что, скорее всего, поступлю на бюджет. Но также мне было ясно: если бы я не занималась или занималась меньше, то в жизни бы не прошла «три сочинения».

По сути, у репетитора я получила дополнительное профильное образование по литературе и русскому языку. Оно было в десятки раз шире и глубже, чем школьная программа, — а я ведь училась в гимназическом классе с двумя языками, пусть сама школа и была довольно обычной. Позже мне стало ясно, что именно репетитор по литературе научила меня писать тексты. То есть, по сути, базовое обучение по профессии журналиста в моем случае началось еще до того, как я попала в вуз.

Текст подготовила Наталия Киеня

25.11.2019 -

Подписка

на новостные ленты в VK, FB, OK, Яндекс Дзен или на почтовую рассылку

Подписаться в соц.сетях

Подписка

на новостные ленты в VK, FB, OK, Яндекс Дзен или на почтовую рассылку

Подписаться в соц.сетях