1. Журнал абитуриентам
  2. Люди и мнения

Живое общение — это новая роскошь, а технологии — признак бедности

Раньше гаджеты были показателем элитарности. Теперь символ статуса — это отказ от них.

Живое общение — это новая роскошь, а технологии — признак бедности

За год до пандемии, в марте 2019 года, New York Times выпустила интереснейший текст о том, что зависимость от гаджетов — это новый признак бедности. Мы решили опубликовать его сокращенный перевод. Конечно, в мрачной реальности с коронавирусом даже богачи оказались прикованы к своим домам и своим компьютерам. Но это только на время. Уже очень скоро дети IT-боссов из Силиконовой долины вернутся в свои «естественные» школы, свободные от гаджетов, а мы... Мы так и останемся сидеть и смотреть в телефоны, которые эти боссы считают вредными, но все-таки продают нам как нечто полезное и необходимое для всех сфер жизни, включая образование.

Сегодня физический опыт обучения, жизни и смерти связан с гаджетами — для всех, кроме очень богатых людей. Гаджеты не только дешевы в производстве: они делают другие вещи дешевле. Любое место, которое может использовать в своей работе гаджеты (школа, больница, аэропорт, ресторан), сокращает свои расходы. И любое действие, которое может происходить с помощью гаджета, становится дешевле. Текстура жизни, тактильные ощущения — все заменяет гладкое стекло экрана.

Богатые так не живут. Богатые боятся гаджетов. Они хотят, чтобы их дети играли с кубиками и ходили в частную школу без технологий. Люди дороже роботов, и богачи готовы и могут за них платить. Жизнь без смартфона, отказ от социальных сетей и отсутствие необходимости всегда немедленно отвечать на электронные письма — все это новые символы статуса.

В итоге человеческий контакт становится предметом роскоши. Чем активнее гаджеты присутствуют в жизни бедных, тем реже ими пользуются богатые.

Милтон Падраса, исполнительный директор Luxury Institute, рассказывает компаниям, как самые богатые люди мира хотят жить. Он обнаружил, что в первую очередь они хотят тратить деньги на «роскошь человеческого участия».

Разительная перемена! Когда в 80-х на западе появились первые персональные компьютеры и произошел технологический бум, наличие гаджетов дома и среди личных вещей, которые человек носит при себе, стало признаком богатства и власти. Первый Apple Mac был выпущен в 1984 году и стоил порядка 2500 долларов (сегодня это 6000 долларов).

«Пейджеры также были важны — это был сигнал, что вы важный занятой человек», — отмечает Джозеф Нуньес, председатель отдела маркетинга Университета Южной Калифорнии, который специализируется на статусном маркетинге. Но сегодня все наоборот. «Если вы действительно находитесь на вершине пирамиды, вам не нужно никому отвечать. Все остальные должны отвечать вам», — отмечает он.

«Богатые могут позволить себе отказаться от продажи своих данных и внимания как продукта»

Прелесть интернет-революции — по крайней мере, поначалу — заключалась в ее демократичности. Facebook — это всегда один и тот же Facebook, не важно, богатый ты или бедный. Gmail — это всегда Gmail. И это всегда бесплатно. Тут есть что-то чересчур массовое и оттого непривлекательное. И поскольку исследования показывают, что время, проведенное на этих платформах поддержки рекламы, нездорово, богатые перестали этим заниматься. Точно так же, как они перестали пить газировку и курить.

Богатые могут позволить себе отказаться от продажи своих данных и внимания как продукта. У бедных и среднего класса нет ресурсов, чтобы последовать их примеру.

Сегодня экран рано появляется в жизни ребенка. А ведь дети, которые проводят больше двух часов в день, глядя на экран, получают более низкие баллы по тестам на мышление и язык. Именно к таким выводам пришли авторы исследования развития мозга, в котором приняли участие более 11 000 детей и которое поддерживал Национальный институт здравоохранения США. Однако самым тревожным было то, что это исследование показывало: в мозгу детей, которые проводят много времени с гаджетом или за компьютеров, происходят изменения. У некоторых даже наблюдалось преждевременное истончение коры головного мозга. А другое исследование, проведенное среди взрослых, выявило связь между экранным временем и депрессией.

По словам Дмитрия Кристакиса, педиатра детской больницы Сиэтла и ведущего эксперта Американской академии педиатрии по экранному времени, ребенок, который играет с виртуальными кубиками на iPad, не будет знать, как нужно использовать настоящие. Он просто не получает нужных навыков.

«Люди, которые создают для нас это "будущее за экраном", растят собственных детей совершенно иначе»

В небольших городках возле Уичито, штат Канзас, школьные бюджеты были настолько ограничены, что Верховный суд штата признал их недостаточными. В итоге учителей заменили программным обеспечением, и большую часть академического дня дети стали проводить в тишине за ноутбуком. А в штате Юта тысячи детей проходят краткую государственную дошкольную программу дома, с помощью портативных компьютеров.

Технологические компании упорно трудились, чтобы прийти в государственные школы. Они утверждали, что это поможет подготовить детей к будущему. Однако проблема в том, что люди, которые создают для нас это «будущее за экраном», растят собственных детей совершенно иначе. В Силиконовой долине время, проведенное за экраном, все чаще рассматривается как вредное для здоровья. Самое популярное учебное заведение начального образования в этом районе — местная Вальдорфская школа, которая обеспечивает естественное, почти «безэкранное» образование.

У богатых детей экранного времени меньше, а у бедных — больше. В итоге то, насколько кто-то умеет или не умеет взаимодействовать с другими людьми, а не с технологиями, может стать новым показателем высокого класса.

Общение с людьми — это, конечно, не совсем то, что органическая еда или сумка Birkin. Однако в том, что касается экранного времени, IT-гиганты из Силиконовой долины и впрямь предпринимают согласованные усилия. Они стараются запутать публику. Бедным и среднему классу говорят, что гаджеты хороши и важны для них и их детей. А в технологических компаниях целые группы психологов и нейробиологов, которые работают над тем, чтобы человек как можно чаще обращал свой взгляд и разум к экрану.

И потому контакты с людьми редки.

«Но не все хотят этого, в отличие от других видов предметов роскоши», — отмечает Шерри Теркл, профессор социальных исследований науки и технологий Массачусетского технологического института. — Они все равно стремятся к тому, что хорошо им знакомо, — к гаджетам. Это все равно, что фаст-фуд".

Действительно: как отказаться от фаст-фуда, если это единственный ресторан в городе? Для бедных и среднего класса так же сложно отказаться от своего продолжительного экранного времени. Даже если кто-то хочет отключиться от Сети, часто это оказывается невозможным.

Кроме того, в нашей культуре все более и более возрастающей изоляции, где исчезло множество традиционных мест собраний и множество социальных структур, гаджеты попросту заполняют возникшую пустоту.

Боитесь, что не поступите? Мы поможем найти вуз! Подпишитесь на нас в «Дзене», поговорите с опытным консультантом, составьте свой рейтинг вузов или специальностей

Перевод подготовила Наталия Киеня

16.12.2020 -

Получай информацию где тебе удобно

Подпишись на новостные ленты в VK, FB, OK, Яндекс Дзен, телеграм, youtube или на почтовую рассылку.